·   · 72 публикаций
  •  · Друзья: 8
  •  · Подписчики: 15

Выпьем, няня, где же Moёt?

Разбираемся в ситуации с ввозом игристого


Компания Moёt Hennessy согласилась маркировать поставляемые в Россию напитки как «игристое вино» вместо «шампанского» для того, чтобы соответствовать положениям российского законодательства. Меняется ли что-либо для покупателей и чем был вызван хайп? Рассказывает генеральный секретарь Партии прямой демократии Олег Артамонов:

Охватившая рунет массовая истерика по поводу якобы запрета для Moёt Hennesy использовать слово «шампанское» для обозначения шампанского — пожалуй, классический случай хайпа, в котором эмоциональная составляющая («эк мы французов!», произносимое, в зависимости от политической позиции говорящего, с гордостью или ужасом в голосе) полностью забивает объективную реальность.

В чём же заключается реальность?

Ну, во-первых, главное: с точки зрения покупателя изменится… правильно, примерно ничего.

Производители французского шампанского, и Moёt среди них, десятилетиями боролись за то, чтобы само слово «шампанское» из обозначения категории алкогольных напитков, определяемой методом приготовления, стало защищённой торговой маркой, которую допустимо использовать только производителям определённого региона, французской Шампани.

Как известно, любая палка — о двух концах: национальное законодательство, в котором выделяются торговые марки, выглядит довольно странно. Автомобили не импортируют как «Мерседес и все остальные», копировальные аппараты не продают как «Ксерокс и все остальные» — так почему же шампанское должно как-то выделяться относительно других игристых вин аж на законодательном уровне?

При этом — не то чтобы у нас на прилавках не хватало игристых вин, которые всегда продавались под этой категорией: даже если не трогать российскую продукцию, те же Cava, Lambrusco, Prosecco пользуются широким успехом.

Собственно, этот дисбаланс законодателя и устраняли. Устраняли долго, история законопроекта тянется аж с 2017 года, со вторым чтением в 2019, повторным вторым чтением и принятием уже в 2021 — и, разумеется, основная его часть посвящена совершенно не продукции Moёt. В интересующем же нас, по сути, произошла просто замена текста «игристое вино (шампанское)» на просто «игристое вино».

Логично? Вполне. Почему, собственно, в скобках упомянуто именно шампанское? Да в общем-то лишь потому, что двадцать-тридцать лет назад никто не задумывался, что шампанское может быть только из провинции Шампань — это было общеупотребимым наименованием самого распространённого класса игристых вин.

При этом одновременно в тексте сохранился термин «российское шампанское». Никакого злого умысла и щелчка Франции по носу здесь нет: «российское шампанское» — термин, существующий уже десятилетия и утверждённый в ГОСТ Р 51 165−2009 «Российское шампанское», который корнями уходит в ГОСТ 13 918–88 «Советское шампанское» и далее в ГОСТы 1970-х ещё годов. То есть, совершенно официальное наименование, возникшее, мягко говоря, не сегодня.

При этом упомянутый ГОСТ прекратил действие в 2015 году. На смену ему пришёл ГОСТ 33 336–2015 «Вина игристые» (действует сейчас) и техрегламент ТР ЕАЭС 047-/2018 (вступит в действие в 2022 году), в которых российское шампанское никаким особенном образом не выделяется и в качестве самостоятельной категории вин не фигурирует.

Более того, если ГОСТ 33 336–2015 ещё допускает вольности, определяя «игристое вино традиционного наименования» и далее указывая, что оное наименование состоит из названия страны происхождения и слова «шампанское» (допуская таким образом не только «российское шампанское», но и, например, «белорусское шампанское»), то ТР ЕАЭС более строг — и поддерживает эксклюзивное право Moёt:

Слова «шампанское», «коньяк» и «кальвадос» могут быть указаны буквами латинского алфавита только изготовителями алкогольной продукции соответствующих географических регионов.

При этом, повторюсь, «российского шампанского» как отдельной категории в нём также нет, а есть лишь «вино игристое виноградное шампанское», производимое странами ЕАЭС. Можно это рассматривать как поблажку для отечественного производителя — он хоть как-то может к шампанскому примкнуть, но, будем честны, поблажка не слишком щедрая, так как начинать всё равно придётся с игристого вина.

Тем более — что используются все эти термины исключительно в официальных текстах, то есть, в таможенной декларации, декларации на продукцию и на задней этикетке — вы все наверняка пытались разобрать мелкий текст на ней.

Передняя этикетка, которую, собственно, в первую очередь и видит покупатель, этими правилами просто не регулируется — и там мы по-прежнему будем созерцать слова «Prosecco», «Шампанское» и «Lambrusco», равно как и массу других торговых марок.

Законопроект обсуждался в Думе с 2017 года, был почти уже принят в 2019, и быстрое рассмотрение его сейчас обусловлено скорее всего тезисом «да сколько можно-то уже». Слово «шампанское» из него пропало ко второму чтению 15 июня 2021 года, за две недели до знаменитого письма Moёt Hennesy. Для последнего, конечно, это было не очень приятным сюрпризом, однако от катастрофы ситуация бесконечно далека — с учётом, что июль, по данным Росстата, является месяцем минимального спроса на шампанское, даже заметного покупателю дефицита может не случиться. Нельзя также не отметить, что в неоднократно упомянутом ТР ЕАЭС 047-/2018 (вступает в силу с 01.01.2022 г.) нет категории «шампанское», так что переоформлять документы пришлось бы в любом случае.

Что именно в Moёt, согласно письму, собрались «пересертифицировать» (на алкогольную продукцию оформляется декларация соответствия, а не сертификат — это разные документы), а также о чём принимать решение «совместно с Винодельческой Ассоциацией региона Шампань» — не очень понятно. Впрочем, судя по тому, что спустя два дня в Moёt заявили, что всё будет сделано — избыточную тяжесть формулировок они осознали уже сами.

Итак, резюмируем коротко:


  1. Никто не запрещал Moёt называть своё шампанское шампанским на красочной передней этикетке, которую покупатель видит в магазине — то есть, тут ничего не изменится (даже наоборот: со следующего года писать на этикетке «Champagne» латиницей смогут только производители из региона Шампань)
  2. В целях контроля и учёта, а также таможенного оформления шампанское теперь будет проходить по той же категории «игристые вина», по которой проходят все остальные любимые нами игристые вина, в том числе защищённого географического происхождения — так что тут скорее настала справедливость, впрочем, не особо заметная для рядового покупателя
  3. Термину «российское шампанское» уже тридцать лет, а до этого было «советское шампанское» — и этот термин как раз постепенно выводится из оборота, так как в новых ГОСТ и ТР ЕАЭС его уже нет. Впрочем, выпускать вино игристое виноградное шампанское «Советское шампанское» никто отечественным производителям не помешает, так что с точки зрения покупателя тут тоже никаких изменений не произойдёт.
  4. Для Moёt это всё означает оформление новых бумажек на очередную партию шампанского, а также изменение нескольких слов в мелком шрифте на задней этикетке, и ничего больше. Неприятно, но регулярно случается в бизнесе — автор как-то лично принимал участие в организации переклейки этикеток в целой партии товара, когда на них обнаружился неверный адрес то ли импортёра, то ли производителя. Возможно, покупатели почувствуют лёгкий недолгий дефицит — но с учётом низкого летнего спроса и обилия на полках алкоголя других марок, даже это пройдёт в целом незамеченным.

В общем, резюмируя: хоть Госдума Р Ф и могла бы в этом случае выступить чуть элегантнее, но назвать произошедшее сколь-нибудь значимым событием язык не поворачивается.


0 0 0 0 0 0
Комментарии (0)
Инфо
Создано:
Обновлено: