book

Alexdomkaluga
добавил публикацию в , book
Валентин Юрьевич Катасонов
За кулисами международных финансов
 
Книга содержит анализ наиболее острых проблем финансового мира начала XXI века, которые не нашли отражения и осмысления в учебниках и научной литературе. Многие из этих проблем, как подчеркивает автор, являются проявлениями гораздо более серьезных проблем, возникающих в сфере геополитики, социологии и антропологии. Большая часть финансового мира сегодня находится в «тени», в работе делается попытка разгадать некоторые тайны этого теневого мира. Оценивается вероятность второй «волны» глобального финансового кризиса, дается обзор наиболее вероятных вариантов нового мирового порядка. Монография предназначена в качестве дополнительного материала для студентов и аспирантов, изучающих мировую экономику, международные финансы, социологию и мировую политику. Она также адресована широким кругам читателей, интересующихся секретами и тайнами мира денег и финансов.
 
 
 
Часть IV. Невидимый мир финансов
 
Глава 18. О «параллельном» финансовом мире
 
Мировые ростовщики давно уже возомнили себя богами. Они решили уподобиться Богу — Творцу и начать создавать свой денежно — финансовый мир «из ничего». То есть создавая деньги «из воздуха». Подобно тому как Бог создал в шесть дней Творения «мир видимый и невидимый», они принялись (и продолжают) строить наряду с «видимым» финансовым миром также мир «невидимый».
 
1. О «видимом» и «невидимом» финансовых мирах
«Видимый» финансовый мир: известные всем институты (банки, фонды, инвестиционные компании, центральные банки, министерства финансов и т. п.); финансовые рынки (фондовые, валютные, денежно — кредитные, страховые); финансовые инструменты (облигации, акции, деривативы, другие виды ценных бумаг) и т. п. «Видимый» финансовый мир находит свое отражение в различных отчетах, официальной статистике, находится в поле зрения финансовых регуляторов, парламентов, счетных палат, СМИ, экспертного сообщества и т. п. Функционирование «видимого» финансового мира регламентируется конституциями, законами, международными соглашениями. «Видимый» финансовый мир изучают студенты в университетах.
 
Но есть еще «невидимый» финансовый мир, о котором простой человек мало что знает, чаще всего о его существовании и не подозревает. Даже «народные избранники» (парламентарии) и высокопоставленные государственные чиновники, влиятельные политики и вездесущие журналисты могут иметь весьма смутное представление об этом «параллельном» финансовом мире.
...
 
 
Глава 19. О «суперсубъекте», или «Комитете 147»
 
В своей публикации «Что стоит за информационными атаками на ФРС?», размещенной на ряде сайтов в конце 2012 года, я обратил внимание читателей на исследование группы ученых Швейцарского федерального технологического института (ШФТИ) в Цюрихе. Результаты исследования были обнародованы в середине 2011 года и подавались мировыми СМИ как сенсация года. С тех пор многие авторы, в том числе «информационные партизаны» (о них я писал в упомянутой выше публикации), постоянно ссылаются на работу швейцарцев. В частности, Дэвид Уилкок в своей «Финансовой тирании» использует данные упомянутого исследования. Активисты движения «Оккупируй Уолл — стрит» также взяли на вооружение результаты «открытия» швейцарцев (ссылки в плакатах, листовках, буклетах). Хотелось бы разобраться в этой сенсации и оценить реальный вклад ученых ШФТИ в понимание современной мировой экономики.
 
1. Открытие «ядра» мировой экономики
Швейцарские ученые поставили задачу прояснить вопрос о том, насколько взаимосвязаны отдельные элементы мировой экономики, выявить вертикальные и горизонтальные связи компаний, ответить на вопрос: есть ли у мировой экономики «кристаллическое ядро» или она представляет собой аморфную массу Основное, на что швейцарцы обращали внимание, — участие одних компаний в капиталах других компаний. Они подвергли компьютерной обработке большой массив информации, касающейся 37 млн. компаний и инвесторов по всему миру, находящейся в базе данных «Orbis 2007». После грубой предварительной «очистки»
 
массива компаний от всякой «мелочи» осталась группа из 43 тыс. транснациональных корпораций (ТНК). Продолжая углубленный анализ, ученые выявили «ядро» из 1318 компаний, на которые приходилось около 20 % совокупных продаж всех компаний из базы данных. Но на этом исследование не закончилось. Выяснилось, что каждая из компаний, входивших в указанное «ядро», участвовала в капитале в среднем еще 20 компаний. Таким образом, «ядро» контролировало производство в общей сложности около 60 % мирового ВВП.
 
Швейцарцы рискнули копнуть еще глубже. И внутри большого «ядра» (1318 компаний) они обнаружили еще одно «ядро», состоявшее всего из 147 ТНК. Информации об этом малом «ядре» швейцарцы предоставили не очень много.
 
Во — первых, эти 147 компаний между собой тесно связаны через взаимное участие в капиталах.
 
Во — вторых, большую часть малого ядра (75 %) составляют банки, страховые общества и финансовые компании. В списке «малого ядра» первым значится банк Barclays, там же на первых строчках фигурируют Barclays Bank, JPMorgan Chase, UBS AG, Merrill Lynch, Deutsche Bank, Goldman Sachs и др. (исследование отражает ситуацию в 2007 г., т. е. до начала финансового кризиса).
 
В — третьих, по оценкам швейцарцев, «малое ядро» контролирует 40 % мировых активов, в том числе 90 % активов в банковском секторе.
 
«Информационные партизаны» считают, что работа швейцарских ученых окончательно подтверждает правильность их выводов о существовании узкой группы людей, которые контролируют мировую экономику, финансы, политику. Что именно «малое ядро», состоящее из 147 компаний (вернее — их хозяев), является той «группой заговорщиков», с которой «информационные партизаны» борются. Правильнее, по их мнению, называть эту группу не «малым ядром», а «суперсубъектом», управляющим экономикой, финансами и политикой в глобальных масштабах. «Малое ядро» еще стали называть «Комитетом 147» — по аналогии с «Комитетом 300» Джона Колемана[121].
 
2. Внутри открытого швейцарцами «ядра» есть свои противоречия и напряжения. Идет постоянная «подковерная» борьба за контроль над мировыми активами и ресурсами. На самом верхнем уровне мировой иерархии идет непрерывное и не афишируемое противоборство между кланом Ротшильдов и кланом Рокфеллеров. На следующем уровне — свои участники противоборства, тяготеющие к одному из двух названных выше кланов. Детально и убедительно эту борьбу проанализировал известный американский конспиролог Николас Хаггер в своей книге «Синдикат. История создания тайного мирового правительства и методы его воздействия на мировую политику и экономику» (переведена на русский язык и несколько раз переиздавалась у нас в России). Но увидеть и тем более понять борьбу внутри «ядра» с помощью методов, используемых швейцарскими технократами, совершенно невозможно. Никакой суперкомпьютер этого выявить не сумеет.
 
Почему «ядро» не только не раскалывается, но, наоборот, еще более цементируется и крепнет, ответить коротко нельзя. Причин много — как объективных, так и субъективных. Назову лишь одну субъективную причину — усиление кровнородственных связей между семьями, владеющими компаниями «ядра». Среди объективных причин — сохранение в мире некоторого резерва свободных ресурсов, за контроль над которыми борются кланы. Выражаясь словами классика, мы сегодня наблюдаем борьбу за раздел мира. Когда эта фаза закончится, начнется борьба за передел мира, тогда в «ядре» внутренние напряжения резко возрастут и в нем могут возникнуть опасные трещины.
 
Картина, которую нарисовали швейцарцы, конечно, весьма упрощенная. Бросается в глаза, в частности, то, что ученые из Цюриха связи между компаниями сводят лишь к участию в капиталах. В их схемах единственным инструментом контроля над бизнесом являются прямые инвестиции (т. е. крупные пакеты акций, паи, доли в акционерном капитале). Между тем, в условиях современного капитализма все большую роль приобретают «неакционерные» формы контроля. На первом месте среди них — кредиты, которые обеспечивают кредитору как минимум не меньшие возможности в принятии стратегических решений, чем классические акции — крупному (мажоритарному) акционеру. А кредиты — это инструмент, находящийся в монопольном владении банков. Впрочем, то, что я рассказываю, давно уже известно серьезным экономистам.
 
Более ста лет назад (в 1910 г.) фундаментальное положение о доминирующей роли банков в экономике зрелого капитализма обосновал немецкий социалист Рудольф Гильфердинг (1877–1941) в своей известной работе «Финансовый капитал». В ней он сделал вывод, что банки со временем станут управлять обществом — сначала в пределах национальных границ, а затем и в масштабах мира. Банки будут осуществлять планирование производства, обращения, обмена и потребления. Таким образом, мир избавится от кризисов. Гильфердинг называл такую модель общественного устройства «организованным капитализмом». По его мнению, эту модель с определенными оговорками можно также назвать «социализмом». Кстати, во время последнего кризиса, когда американские и иные банки получили миллиарды и триллионы долларов из бюджета США и Федеральной резервной системы США, в Америке стали говорить о наступлении эры «банковского социализма».
 
Сегодня Гильфердинга редко вспоминают (не только либералы, но также те, кто себя позиционируют как марксисты и социалисты). Современный мир, характеризующийся доминированием банков в экономике и политике, поразительно похож на ту картину мира, которую более ста лет назад нарисовал этот немец. Почитатели Гильфердинга разделились в объяснении его прозорливости: одни просто считают его гениальным; другие уверены в том, что он был посвящен в долгосрочные планы мировой олигархии, которая на протяжении всего XX века упорно строила «банковский социализм».
 
3. «Суперсубъект» и Федеральный резерв
Итак, по поводу «открытия» швейцарских ученых можно сказать: они еще раз «открыли Америку», которую до них уже тысячи раз открывали другие. Причем, не пользуясь сверхмощными компьютерами. Все лежит, как говорится, на поверхности. Достаточно вспомнить работу американского исследователя Юстаса Муллинза «Секреты Федерального резерва», где он приводит списки акционеров ФРС США. В этих списках фигурируют те же самые банки, которые были «вычислены» швейцарцами. Лишь названия банков несколько поменялись, поскольку за десятилетия, прошедшие с момента создания Федерального резерва, банки — акционеры постоянно реорганизовывались (в результате слияний и поглощений).
 
Можно вспомнить также результаты обнародованных в 2011 году результатов частичного аудита ФРС. Аудит выявил, что в период последнего финансового кризиса Федеральный резерв раздал крупнейшим американским и зарубежных банкам кредитов на астрономическую сумму 16 трлн. долларов. Был опубликован список этих банков с перечислением конкретных сумм кредитов. Мы видим все тот же набор банков (в скобках указаны суммы полученных кредитов ФРС, млрд. дол.): Citigroup (2500); Morgan Stanley (2004); Merril Lynch (1949); Bank of America (1344); Barclays PLC (868); Bear Sterns (853); Goldman Sachs (814); Royal Bank of Scotland (541); JP Morgan (391); Deutsche Bank (354); Credit Swiss (262); UBS (287); Leman Brothers (183); Bank of Scotland (181); BNP Paribas (175).
 
Как видно, в списке «облагодетельствованных» банков — те же банки, которые «вычислили» швейцарские ученые. То ли из — за осторожности, то ли из — за неведения эти ученые даже не намекнули на то, что «суперсубъект» имеет какое — то отношение к Федеральному резерву. Между тем отношения тут крайне простые:
 
а) банки, составляющие «суперсубъект», являются основными акционерами частной корпорации под названием «Федеральный резерв»;
 
б) Федеральный резерв, обладая монопольными правами на «печатный станок», снабжает своей «продукцией», т. е. деньгами, те самые «избранные» банки, которые и являются хозяевами ФРС.
 
Можно добавить, что полученные от ФРС деньги «избранные» банки направляют на скупку активов по всему миру — напрямую или через подконтрольные им нефинансовые корпорации, получающие из их рук дешевые или даже беспроцентные кредиты.
...
 
 
3. Банкиры — главные инициаторы и бенефициары войн
 
О том, что войны выгодны крупному капиталу, известно каждому. Об этом пишут многие экономисты, политологи, журналисты. Но, к сожалению, часто они достаточно узко подходят к анализу данного вопроса, сводя все к прибылям и сверхприбылям компаний, поставляющих оружие, военную технику, боеприпасы и т. п. Интересы компаний военно — промышленного комплекса — лишь «верхняя часть айсберга».
 
Иногда вспоминают работу В.И. Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма», в которой вождь мирового пролетариата рассматривал экономические причины Первой мировой войны. Там он говорил о том, что война была развязана капиталистами для того, чтобы осуществить раздел и передел мировых рынков и источников сырья. Этот мотив развязывания войн актуален и для нашего времени. Яркий пример — тлеющий огонь региональной войны на Ближнем и Среднем Востоке вокруг гигантских запасов «черного» золота. Однако и это еще не вся правда о войнах.
 
Основные «дивиденды» от войн всегда получали и получают банкиры. Все очень просто: в условиях подготовки войн, а тем более в условиях их ведения резко возрастает спрос на кредиты, деньги становятся дорогими. Воюющие стороны готовы идти на любые условия ростовщиков, лишь бы получить деньги и с их помощью вырвать победу в войне. В условиях войн банки нередко кредитуют правительства обеих воюющих сторон. При этом делают все возможное, чтобы «военное равновесие» сохранялось как можно дольше, чтобы можно было оказать воюющим правительствам как можно больше «финансовых услуг». Я достаточно подробно пишу об этой стороне войн в своей книге «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном».
 
К сожалению, сегодня наши СМИ не очень внятно объясняют сложившуюся в банковском секторе мировой экономики ситуацию. А эта ситуация может быть охарактеризована одной фразой: кризисная. При этом речь идет не только и не столько о том, что существует риск массовых банкротств банков, банковских кризисов. Речь идет прежде всего о том, что банки перестали зарабатывать на кредитных операциях. В результате интенсивной работы «печатных станков» (прежде всего, ФРС США и ЕЦБ) в мире образовалось целое море денег, кредиты стали очень дешевыми, почти бесплатными. Об этом красноречиво свидетельствуют учетные ставки ведущих центральных банков мира, которые приближаются к нулевой отметке. В Японии учетные ставки центрального банка на отметке, близкой к нулю, находятся уже более десятилетия. Банковско — кредитная система, которая выстраивалась ростовщиками на протяжении многих веков, к началу XXI века полностью исчерпала свой ресурс.
 
Сегодня весь так называемый «эффективный банковский бизнес» сосредоточился в небольшой группе гигантских банков, которые приближены к печатному станку ФРС США. Это банки типа «Голдман Сакс», «Ситибанк», «Джи — Пи Морган», «Барклайз», «Дойче банк» и т. п. Они продолжают огребать каждый год миллиардные прибыли. Однако это преимущественно не проценты по кредитам, а доходы от инвестиционных операций. Проще говоря, доходы от покупки всевозможных активов в разных частях мира. Но для того чтобы зарабатывать на инвестициях, банкам нужны активы. Предложение активов обеспечивается за счет постоянно проводимой в разных частях мира приватизации государственной собственности. Одна из главных целей так называемой «глобализации» как раз и состоит в том, чтобы поставить под контроль мировой финансовой элиты все природные и рукотворные богатства человечества — недра, землю, промышленные предприятия, транспортную и иную экономическую инфраструктуру и т. п.
 
В настоящее время у инвестиционных банков, приближенных к ФРС, возникают проблемы. Аппетиты инвестиционных банков разжигаются такими мерами, как «количественные смягчения», о которых в сентябре 2012 года объявили ФРС и ЕЦБ (увеличение денежной эмиссии за счет скупки государственных долговых бумаг). С другой стороны, эти аппетиты не могут быть в полной мере удовлетворены из — за явного и неявного противодействия многих стран, не желающих продолжать процесс демонтажа государственного сектора экономики. Под сурдинку нынешнего долгового кризиса в ЕС мировая финансовая элита попыталась уничтожить государственную экономическую и социальную инфраструктуру в Греции, Испании и ряде других стран. Однако натолкнулась на сопротивление народа. В других регионах мира — такая же ситуация.
 
С учетом сказанного выше становится понятным, почему мир банкиров заинтересован в войне. Причем именно большой войне. Та часть банкиров, которые работают на рынке кредитов, желает с помощью войны реанимировать спрос на деньги со стороны противоборствующих сторон. Та часть банкиров, которые из ростовщиков превратились в «инвесторов», желают благодаря использованию военносиловых методов получить доступ к активам, которые еще находятся в собственности национальных государств.
 
Еще в советское время в учебниках по политической экономии капитализма говорилось о том, что современный капитализм — государственно — монополистический капитализм (ГМК). ГМК — результат сращивания государства и монополий. Думаю, что в условиях XXI века мы имеем дело уже с иным капитализмом. Но я бы его назвал «военно — банковским капитализмом» (ВБК). ВБК — симбиоз государственной военной силы и крупнейших мировых банков. Способ существования и выживания ВБК — перманентная мировая война.
...
 
 
Катасонов Валентин Юрьевич
книги - онлайн