Элемент хроники
digitaldem
добавил публикацию

В минувшие выходные в Швейцарии прошёл очередной общенародный референдум, на котором поднимался вопрос о введении QR-кодов — позволяющих вакцинированным, переболевшим или имеющим свежий отрицательный ПЦР посещать рестораны, концерты и другие общественные места.

Повестка противников кодов в Швейцарии не отличается оригинальностью — если отбросить отдельных сумасшедших, во всём видящих заговор тайного мирового правительства с Биллом Гейтсом, то основная аргументация «против» сводилась к эмоциональным тезисам о нарушении прав человека, сегрегации, «новому апартеиду» и так далее. Знать для их изучения немецкий или французский не обязательно — можно почитать российских борцов с кодами, аргументация у них точно такая же.

Другой наднациональной чертой противников QR-кодов является их уверенность в победе, «если спросить народ» — мол, правительства в своём бессилии пытаются подчинить людей, но люди сами скажут решительное «нет». Собственно, по этой причине недовольные ковидными ограничениями и организовали референдум — собрав более 187 тысяч подписей в его поддержку (при необходимом пороге всего в 50 тыс. подписей).

Каково же было их удивление, когда на референдуме при явке 65,72% уверенное большинство — 62% проголосовавших — поддержало QR-коды.

Как бы я хотел прокомментировать случившееся — а оно, несомненно, в силу резонансности темы получит огласку и будет широко использоваться в дискуссиях всеми сторонами? С нескольких разных сторон.

Во-первых, без референдума ни одна сторона не знает, какого мнения придерживаются люди в целом. Любая из сторон может утверждать, что ей это известно, но на самом деле определить волеизъявление людей могут только сами люди. В данном случае противники QR-кодов не только чувствовали за собой поддержку, но и развернули мощную, местами даже агрессивную — непривычно агрессивную для мирной Швейцарии — агитационную кампанию. Тем не менее, результат налицо: 62% проголосовавших с ними не согласились.

В силу того, что организаторами и главными активистами были именно противники кодов, не получается даже сослаться на то, что это было «голосование испуганных обывателей», как уже пытаются делать отдельные недовольные результатом. Мобилизован был в первую очередь электорат протестный.

Любой говорящий вам, что он знает, чего хочет народ — лжёт.

Во-вторых, швейцарская демократия — отнюдь не такая утопическая сказка, какой её часто пытаются представить. В дискуссиях о прямой демократии я очень часто слышу про Швейцарию в качестве примера страны, в которой правительство шагу не может сделать без одобрения народа.

Это, разумеется, не так, и на примере QR-кодов это ясно видно в очередной раз. Дело в том, что QR-коды, как и все предыдущие ковидные ограничения, были введены волей правительства ещё 13 сентября — то есть, действуют уже третий месяц.

В Швейцарии есть достаточно небольшой список действий, которые правительство и парламент не могут совершить без предварительного одобрения на референдуме. В остальном же власти — и исполнительные, и законодательные — являются органами, которым граждане передали право единоличного принятия решений, в том числе и таких серьёзных, как введение QR-кодов.

В случае, если значительной части общества решение не понравится — его представители имеют право потребовать проведения референдума, на который будет вынесен обсуждаемый вопрос. Это никак не повлияет на принятие и вступление в действие решения властей, более того, потребует от недовольных сбора не менее чем 50 тыс. подписей в свою поддержку. Если на референдуме будет принято отрицательное решение — тогда и только тогда у властей появится обязанность отменить соответствующие указы.

Эти препятствия — не бюрократические препоны, а необходимые сдержки, которые позволяют сделать прямую демократию стабильной. Работа всех ветвей власти не парализуется бесконечными консультациями с населением, люди имеют возможность оценить действия властей на практике (очевидно, что на третий месяц действия QR-кодов значительная часть населения самостоятельно пришла к выводу, что чёрт вовсе не так страшен, как его малюют), при этом власти по-прежнему не только несут ответственность за принимаемые ими решения — но и могут достаточно быстро получить прямую обратную связь от населения.

В-третьих, и это отдельная большая тема для обсуждения, прямая демократия может нести и другие ограничения свободы. В принципе, в этом нет ничего удивительного — само государство есть результат договорённости граждан, в рамках которой они добровольно соглашаются ограничить свои права (в первую очередь, например, право на насилие), передав контроль над этими ограничениями бюрократической структуре.

Прямая демократия — это режим управления государством, при котором в намного большей степени приходится соблюдать «правила общежития», нежели при других современных формах правления. Дело в том, что граждане могут потенциально вынести на голосование любой вопрос — не только предоставляющий им какие-то новые права, но и наоборот, ограничивающий имеющиеся.

Выбор в пользу QR-кодов и ковидных ограничений здесь — пример очевидный, но в силу его яркости и уникальности ситуации, наверное, не самый лучший. Однако в то же время — в выходные в Швейцарии было что-то вроде единого дня голосования, на референдуме рассматривались разные вопросы, в том числе локальные — было решено:


  • поддержать сохранение запрета на работу магазинов в Женеве в воскресенье, а по субботам ограничить время работы до 18 часов (за: 53,8%; предлагалось разрешить работать магазинам в субботу до 19:00, а также три воскресенья в году)
  • поддержать запрет для собственников жилья на увеличение ставки арендной платы более чем на 1,5% после проведения ремонта (за: 53%; это снизит желание владельцев квартир заниматься ремонтом, так как в общем случае его не получится окупить)
  • сделать все системы отопления в Цюрихе климатически нейтральными (за: 62,6%; 120 000 систем отопления используют для обогрева мазут или солярку — они первыми окажутся вне закона).

Каждое из этих решений бьёт не по абстрактным чиновникам (хотя и относительно них также решения принимались), а по вполне конкретным горожанам — ограничивая их заработки, их удобство, вынуждая тратить дополнительные средства из своего кармана. Но — такова плата за прямую демократию: всякая палка имеет два конца, и если вы считаете, что чьи-то действия должны ограничиваться решением большинства граждан — то помните, что это могут оказаться и ваши действия.

Прямая демократия даёт гражданам новые инструменты контроля над властями — но даёт их не бесплатно, а в обмен на готовность поступиться своими личными свободами в пользу общества по решению общества.

Готовы ли вы пойти на это?

Если да — нам с вами по пути.


Олег Артамонов
Генеральный секретарь
Партии прямой демократии

Комментарии