Элемент хроники
digitaldem
добавил публикацию

Полтора года эпидемии и особенно события 2021 года предельно наглядно показали: состояние духовного здоровья населения является вызовом — и проблемой — стратегического характера.

С одной стороны, эпидемиологическая и вслед за ней демографическая обстановка четвертый месяц подряд такова, что назвать ее иначе чем катастрофой невозможно — и никаких предпосылок к ее хотя бы стабилизации не видно до сих пор. Начиная с июля общая смертность по стране почти в полтора раза выше среднего многолетнего уровня. Осенние месяцы, на фоне (в который уже раз) грани коллапса системы здравоохранения во многих регионах, угрожают превышением абсолютного рекорда смертности (более 243 тысяч человек), установленного в декабре прошлого года. Сухой остаток: каждый месяц этого шторма обходится в стране в многие десятки тысяч необязательных смертей, а общая цифра избыточной смертности с начала эпидемии давно перевалила за полмиллиона.

«Кто не слеп, тот видит».

С другой стороны, массовое сознание не воспринимает все описанное не то что как катастрофу, но даже как проблему. Всплеск смертности не ставится населением в вину властям — и результаты парламентских выборов свидетельствуют об этом не менее надежно, чем отсутствие мало-мальски выраженных протестных настроений на платформе «люди добрые, кто ответит за мор?». И вполне характерно, что ни одна из политических сил, включая самые несистемные, даже не попыталась поиграть на этой платформе — что ловить на ней нечего, хотя бы интуитивно осознается всеми.

Это, впрочем, полбеды: фатализм укоренен в характере русского человека по меньшей мере восемь веков. Настоящая беда начинается там, где глубинный народ вызверяется против стремления власти защитить его от заразы (и отчасти от себя самого) — и никакой качественной разницы с холерными бунтами времен Болдинской осени здесь не видно.

Этот смысловой ряд (слово «смысловой» здесь звучит издевательски) известен каждому в деталях. Коронабесие, вакцинофашизм, абортный материал, чипирование, 5G, мировое правительство, рептилоиды, рабство у сатаны. Из этой богатой идеологической основы вытекает и сообразная ей деятельность: раз коронавируса нет, к тому же он не страшнее гриппа и его придумали жидомасоны, все до единой меры противодействия заразе надо не просто игнорировать, а визгливо саботировать — и призывать к тому же всех, до кого только удается доораться.

Формы этой деятельности крайне разнообразны. Но венцом всему, пожалуй, следует считать беснование последних дней в московских родительских чатах: не смейте брать у наших детей экспресс-тесты в школах, их право болеть и заражать свято и неприкосновенно, а еще это медицинские опыты, запрещенные Конституцией. Многочисленные ресурсы, продвигающие подобную «повестку», имеют аудиторию в десятки тысяч человек каждый. Количество непривитых до сих пор заметно превышает половину взрослого населения (этот факт особенно постыден в сравнении с Индией, в которой буквально на днях отрапортовали о вакцинации миллиарда человек). И эти два обстоятельства не просто находятся в очевидной связи между собой: концентрированное мракобесие оказалось силой, с которой вынуждена всерьез считаться власть.

Ничем иным объяснить последовательную линию на добровольность вакцинации не получается. Когда на одной чаше весов не только десятки тысяч предотвратимых смертей каждый месяц, но и международная репутация страны, которая страдает от происходящего сильнейшим образом, перевесить ее может только перспектива натуральных бунтов, которая в сценарии обязательной вакцинации, видимо, считается реальной.

Именно поэтому (хотя и далеко не только поэтому) агрессивное нутряное невежество весомой части соотечественников необходимо осознать как очень серьезную угрозу — и в этом качестве назвать его по имени. Вопрос, что конкретно с этим делать, не может иметь ни быстрых, ни простых ответов — но в самую первую очередь абсолютно необходимо перестать заметать проблему под ковер.


Член Высшего координационного совета
Партии прямой демократии
Борис Чигидин

Комментарии