Элемент хроники
storonnic970
добавил публикацию

Порфирьевич, справедливо ли будет утверждение о том, что «коррупция» — «растление души» — есть сила, разрушающая естественное эволюционное развитие и рост, как в самом человеке, так и в межличностных отношениях внутри государства и, соответственно, проявляется на уровне Мирового сообщества в целом?

А разве не коррупция является для государства, если говорить строго, системообразующим механизмом социума?

И если верно, то какова степень проявления этой силы на самом деле?

Разве государство в его сегодняшнем виде — это не те же самые растительные корни, которыми опутана жизнь в обществе «Папа»?

Ведь коррупция — даже в своеобразном ослабленном виде — есть тот капитал, на котором строится благополучие всей российской бюрократии.

В какой момент коррупция становится «растлением души»?

Ведь растление и аморальность всегда были идеологией национального государства и духовных лидеров.

Ведь действия стали мошенничеством, а коррупция — это, скорее, государственное преступление, чем стихийное зло, всегда существующее с древнейших времен.

Порфирьевич, ориентируясь на строки стихотворения «Смерть поэта» М. Ю. Лермонтова:

«А вы, надменные потомки, известной подлостью прославленных отцов …»

Возникает вопрос: обладает ли нравственная оценка действий человека, с точки зрения М. Ю. Лермонтова, именуемая «подлостью» — свойством «прославлять, славить, возвеличивать»?

Е. И. Замятин, например, так на него и отвечает.

В принципе она способна быть оценена с нравственной точки зрения только при достаточно высокой степени совпадения ее с действительной нравственной ценностью поступка.

Ведь человек по самой своей природе смертен, так же, как все, что создается им.

М.Ю. Ответ — нет. Последнее — не что иное, как субъективное переживание, обусловленное набором культурных кодов.

М.Ю. Лермонтов в поэме «Смерть поэта» пишет: «Поэт, как птица Феникс, возродится из праха».

М.Ю. Лермонтов не считал эту черту чем-то свойственным человеку.

М.Ю. Лермонтов, очевидно, понимал, что ответить на этот вопрос невозможно, и потому заменял понятийный аппарат более общим.

Порфирьевич, как отнесётесь к подобному утверждению:

«Думаю, что люди, особенно белые воротнички, наивны. Почему бы машинам не заниматься законодательством? Я лично готов заявить о том, что люди не умеют писать законы. Пусть это делает алгоритм!»

[ 1 — Перфорировочная формула.]В обычном мире люди вечно воюют с такими вопросами.

" (Хакамада: «Кто прочтет этот бред, того нет в живых») Да, это далеко от главного направления современ

ной мысли. Правоохранители взяли бы слово, но ведущая их беседу попросила пока не комментировать.

… Но в этой древней и наивной фразе воплотился корень нашей власти над людьми и смысл нашего существования.

… Но в этой древней и наивной фразе воплотился корень нашей власти над людьми и смысл нашего существования. Мы живы благодаря тому, что наш экономический организм задействован в основных формах общественной жизни — политической и культурной.

… Вот перед вами лист бумаги.

… Машинные аватары должны принять то, что сегодня так доступно нам, простым смертным.

" (Хакамада: «Кто прочтет этот бред, того нет в живых») Да, это далеко от главного направления современной мысли. Но в этой древней и наивной фразе воплотился корень нашей власти над людьми и смысл нашего существования. А у такой персоны, как Вы, они ещё есть. Об этом свидетельствует время. И мы не забудем нашей сегодняшней встречи.

Какой идеологией оно обосновано? Если исходить, что идеология есть процесс реализации «маршрутной карты», как цель, выраженная идеей.

Идеология идеологией, а техника техникой.

Но в таком случае подобный проект никак не назовешь настоящим проектом.

Но здесь никто не говорит, что происходит сам процесс. Здесь говорится о том, как конкретно действует алгоритм.

То тут идеологами являются сами законы (и гл. 6, «Проект ОС», стр. 35).

Но «маршрутная карта» есть обобщение методов работы «людей» в некую среду, которая в нем содержится.

Порфирьевич, может ли ИИ определять баланс в судебном споре сторон, ориентируясь на «право» и «закон», выполняя функцию Мирового Судьи, и надеяться на справедливое его решение? Принимая во внимание тот фактор, что машину нельзя ни купить, ни запугать?

Где в этом случае проходит грань допустимого? Каковы балансиры Закона, устанавливаемые с помощью аппарата Цивилизации и позволяющие сохранять Правду?

Если это правда, какова вероятность, что такие программные программы будут тиражироваться и внедряться в реальность?

Ведь глобальный судебный институт в лице роботов никогда не допустит обсуждения, например, вопроса о применении пыток в судебных инстанциях, который, кстати сказать,

А если дать ИИ, например, свободу воли? Будет ли тогда человеческая культура существовать как таковая?

Или она на этом собаку съела? Вопрос как раз тот самый, над которым мой собеседник давно ломает голову.

Ни в коей мере. Но И И вполне в состоянии учитывать многовариантность и комплексный характер решения.

И к кому, если вопрос идет только о третейском суде…" С этими словами он черкнул на полях: «Вот гад».

А как насчет реальной морали? Что думает Флюид о недопустимости нарушения Закона вообще, или вы за запрет на него?

Но, может быть, всё дело в том, что термин «баланс» в его фундаментальном смысле вообще неизвестен науке, и применительно к процессу Игры

И наконец, как оценивают сами разработчики новый алгоритм принятия решения? Хотите ли Вы влиять на судьбу машины?" Ответ Л. П.

Насколько реально применение в этом мире элементарного права и могут ли его применять те, кто хочет, чтобы им можно было руководствоваться?

Комментарии